Игорь Буренков: Россия защищена из космоса

Игорь Буренков: Россия защищена из космоса. российская космическая отрасль, космос Россия, спутники
Источник: фотоархив Pravda.Ru

Россия остается в космосе лидером и намерена укреплять свои позиции. Кроме того, без российской космической отрасли немыслимы космические исследования таких стран, как Соединенные Штаты, Китай и так далее. Об этом в прямом эфире видеоканала Pravda.Ru рассказал член правления ОАО "Объединенная ракетно-космическая корпорация" Игорь Буренков.

— Мы пилили наши ракеты при помощи американских денег, уничтожили станцию "Мир", хотя должны были задуматься: а кому и для чего это нужно. Но теперь есть МКС — общая станция. Она была немыслима без российских технологий. Невозможно было бы эту станцию построить. И все это знают прекрасно. И следующую международную станцию наверняка тоже без России не создать. Она, конечно, будет в другом периметре. Но она не может быть построена без России. Это тоже все знают.

— В начале 90х годов США объявили тендер на покупку ракетных двигателей. Участвовали две американских компании, и наш "Энергомаш" впервые вышел и выиграл конкурс на этот огромный контракт. Это был тогда смертельный контракт?

— Он и сейчас — смертельный в кавычках. Там — серьезные суммы.

— Тогда считалось, что мы теперь друзья, секретов нет. Иностранцы по бывшим почтовым ящикам толпами бегали. В святая святых их запросто пускали. Мы им выдали все наши тайны военные и космические? Или все-таки что-то не выдали?

— Нет, не выдали.

— Что-то осталось удивительным образом.

 - Да, во многом — удивительным образом. А в некоторых отраслях выдали. Казалось, что у нас теперь действительно нет военных тайн. Есть только мир, дружба и одно общее большое дело. Жаль, что так не случилось по-настоящему, а было понарошку со стороны наших партнеров. Если бы они были искренни, мир сейчас был бы другим.

К сожалению, не случилось. Но может случиться дальше. Я уверен, что все возможности для этого есть. И чем быстрее международное сотрудничество в космосе, которое действительно есть до сих пор, невзирая на все трудности, распространится на другие сферы жизни, тем будет всем нам лучше.

— Но пока можно только мечтать, что это случится в далеком будущем. Насколько сейчас стабильно международное партнерство? Или вы больше рассчитываете все-таки себя?

 - Оно стабильно, потому что необходимо. Трудно заставить, например, там зайца играть на барабане. Хотя в принципе можно научить. Но возникает вопрос: зачем? Смысл должен быть. Вот это сотрудничество есть, потому что оно необходимо. Без него невозможно. Ну, невозможно.

Игорь Буренков: Космос должен быть вне политики

Но вот есть рыночные отношения. С тобой считаются, пока ты представляешь из себя реального конкурента. Если ты слаб, тебя просто съедают, убирают, смывают — как угодно. Здесь то же самое. В нашей стране существуют технологии, которые востребованы рынком, и в которых мы являемся безусловными лидерами. Пока такие технологии будут оставаться, все будет нормально. Знаете, какая главная цель у России в космосе? Вот все говорят: Луна, Марс, Венера. Ничего подобного.

— Узнать, есть ли жизнь на Марсе?

 - Да ну — есть она или нет… Цель — очень простая: Россия должна быть ведущей космической державой. Сохранять свое преимущество в некоторых областях и далее. На эту цель и настроены реформы, которые сейчас мы все вместе проводим. Наше место нужно сохранить и упрочить. И нужно рассказывать о наших достижениях. Пропаганда, в правильном, в реальном смысле этого слова, — это одна из задач госкорпорации, которая создается. Мы будем это делать.

Конечно, есть очень много сложных вопросов, потому что упущено время. Это — самое страшное, что может быть. Это — даже не деньги, это — даже не люди.

Хотя это — тоже страшно, но это — результат потерянного времени. Самый востребованный возраст — 40-50 лет. Люди, которые уже имеют большой опыт и могут посвятить работе много времени. Но люди именно такого возраста сейчас практически отсутствуют на производстве, в конструкторских бюро… Это — как раз последствия девяностых годов.

Но правда и то, что раньше не было желания, а часто и возможности использовать в повседневной жизни многие изобретения, которые были разработаны для космоса. Это привело к тому, что огромное количество разработок просто были не востребованы. Более того, потерялся даже навык по использованию этих технологий.

Скажем, за рубежом строго придерживаются обязательств. Там есть группы людей, которые сразу говорят о том, когда и как это будет внедрено. И желательно сразу в нескольких сферах. Каким образом это будет помогать людям — конкретная составляющая каждого проекта.

Также там сразу учтено, каким образом это будет доноситься до всех заинтересованных аудиторий. Потому что если вы хотите получить средства на проект, вы должны показать, для чего он будет нужен. У нас это, конечно, в совершенно безобразном виде, просто в загоне.

Второй момент. Даже то, что есть, с большим скрипом находит применение, потому что нужна технологическая среда для того, чтобы это все можно было использовать. А если у вас этой среды нет, то куда деть эти разработки. Такая среда у нас не появилась, к сожалению, за все это время.

Но появились некие ростки, которые нам позволяют говорить о том, что все-таки это возможно. Есть частные компании, которые занимаются выводом спутников на орбиту. Но они очень маленькие и только начинают свой путь. Но они реально действуют, получают заказы за рубежом, работают на территории Российской Федерации. Им надо всемерно помогать, потому что из них, возможно, вырастет очень масштабное и полезное направление. Поэтому государственно-частное партнерство — это очень важная тема.

Самое главное, для того, чтобы это все получилось, помимо стадии разработки, даже когда уже аппарат заказывается, очень важно услышать мнение заказчика. А не просто, чтобы предприятие собственно само у себя заказывала тот продукт, который само же и будет делать.

Такая довольно странная, казалось бы, ситуация у нас очень часто повторяется в промышленности. Не только в космической. А потом ведь просто возникает вопрос: куда и как это продать? А то получается, что ты произвел для себя, сам себе это все купил. А дальше что? Смысл какой? Рынку-то это не нужно. Даже в коммунистическом Китае — рынок, может быть, тоже не такой уж хороший, но он же все равно есть.

— Уж в Китае-то, конечно, есть рынок.

 - Так в этом-то и дело. Поэтому важен момент сочетания запроса и ответа на этот запрос. Востребованность разработок — это самое главное, что нужно сделать. Тогда у нас появится возможность дальнейшего технологического развития. И никто не отменяет, кстати, нашего паритета военной защиты. Здесь у нас — все нормально.

Необходимый баланс поддерживается. На смену отслужившим свое спутникам и системам приходят другие. Все-все есть на самом деле. Потому что система работает хорошо. Если бы ее не было, нас бы уже давно всех не было. И может быть только по тому мы еще и держимся во многом, что наши рубежи, действительно, защищены очень хорошо.

— Спутники хозяйственного значения тоже регулярно запускаются?

 - Конечно. Группировка постоянно пополняется, совершенствуются сами аппараты. Сейчас стоит задача, чтобы группировка наших спутников усилилась. Кстати, недавно наконец-то российские телевизионные каналы перешли на российские спутники. Вещание осуществляется теперь через наш, отечественный космос. Ведь было курьезно и несмешно, что наши основные государственные каналы вещали через зарубежные спутники. А наших в определенный промежуток времени просто не было.

Сейчас появилось два спутника, и с удовольствием наши каналы на них перешли. Теперь это будет продолжаться и развиваться. Конечно, мы очень мало задумываемся о том, что нам технологически дает космос на самом деле. Хотя все ходим с телефонами мобильными. Но ведь это — изначально космическая история. У нас есть навигаторы в машинах. Это — все те же самые космические технологии.

Ботинки, одежда на липучках стала популярна. Липучки — тоже космические технологии. Скафандры так застегивались. Это все, казалось бы, мелочи. Но эти мелочи обращаются в конце концов в миллиарды прибыли, если правильно это делать и использовать.

К сожалению, далеко не всегда мы можем это внедрить в земной жизни. Не очень умеем, еще не научились. Это, конечно, и не может произойти быстро. 25 лет, казалось бы, огромный срок. На самом деле в масштабах развития системы — это не очень большой срок. К тому же, мы умудрились за эти 25 лет очень много чего забыть, потерять, но теперь есть момент сбора и дальнейшего продвижения.

Беседовала Инна Новикова

Читайте также: 

Космос ставит США в неловкое положение

Стартует космическая гонка нового поколения

США строят батут для прыжков в космос

В США пробуют изобрести свой "Союз" 

Подготовил Юрий Кондратьев

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Каптча: